Буше рауль

bushe raul 1

Но знание собственной праведности не облегчило ему задачу.

Иван Максимович из-за кулис узнал, что Рауль Ле Буше, который тренировался с сербом Антоничем в течение трех месяцев, каждый раз натирал себя оливковым маслом. Вот как это делается в турецкой силовой борьбе по сей день. Масло, впитанное кожей, стало выделяться вместе с потом. Непосредственно перед боем с Поддубным француз не втирал масло в кожу, но говорят, что его кожа очень жирная, даже если он употребляет много оливкового масла.

И от этого не стало легче.

Иван Максимович был полностью опустошен. Три дня он не ел и не выходил из комнаты. Ему было стыдно. Может, ему не стоило больше драться, а следовало отказаться и возразить.

Евгений отправил телеграмму в Санкт-Петербург со всеми обстоятельствами. Атлетическое общество отреагировало немедленно. Она предложила Раулю ле Буске поединок с Поддубным за чемпионство, гарантировав французам приз в 10 тысяч. франки в случае победы. Рауль отказался.

Неудача ломает слабых. Поддубный был сильным человеком не только физически. Он справился с этим самостоятельно и стал ходить в «Casino de Paris» на все остальные встречи. Он смотрел, запоминал приемы. Более того, он посещал парижские спортивные клубы, учился, учился, учился.

На сороковой день чемпионат закончился. Десять тысяч франков и титул чемпиона мира достались Джессу Педерсену, вторым был Рауль Ле Буше, третьим — Збышко Цыганевич, четвертым — Омер де Буйон.

Европейская спортивная пресса уже обсуждала перспективы великого чемпионата, который должен был начаться в Москве летом 1903 года.

После поражения Поддубный решил навестить родителей, а затем снова начать борьбу в воеводстве. И уж точно не мог рассчитывать на симпатию российской общественности.

Но Поддубный ошибался. Москва встретила Поддубного очень тепло. Учитывая общее настроение, граф Рибопьер подавил раздражение и внес Ивана Максимовича в список участников чемпионата.

Иван Максимович был в лучшей форме. Вы могли видеть упорные тренировки с Евгениушем. Ушли усталость и нервная депрессия. Его тело было легким, и ему хотелось напрячься.

И он начал успешную полосу в своей жизни. Летом 1903 года он, победив всех своих соперников, вступил на триумфальный путь, который привел его к вершинам национальной славы.

Однако многие до сих пор не верили в мастерство Поддубного. Они сказали, что ему не нужны умения и природная сила. Иван Максимович никого не отговаривал. Он уехал воевать в провинцию. Каждый день он проводил интенсивные тренировки, бесконечно пробуя изученные техники. Исо- он вырастил новую.

Позже Поддубный с гордостью заявил: «Французскую борьбу в России создал Пытласинский, развил и усовершенствовал Луриха и, наконец, улучшил меня. Он упоминает« швунги, толкание, подрыв », броски, заимствованные из татарских прикладов. Свидетели его боев демонстрируют своеобразные хватки рук соперника.

Трудно представить что-то «окончательно улучшенное», но даже для такого закаленного современного борца, как Александр Иваницкий, некоторые приемы Поддубного оказались откровением.

Конечно, не сразу все пришло, но приближался час торжества Ивана Максимовича, час, когда он поверил, что на свете есть высшая справедливость.

Огни цирка Чинизелли сверкали дорожками на зеркальном льду реки Фонтанки, отполированном петербургскими ветрами. Режиссер Чипионе Чинизелли во фраке и шляпе, хромая, вышел на арену сквозь шеренгу артистов в форме, поклонился, и, хлопая по шамбре, восемь могучих жеребцов с фабрики герцога Сан-Гушко выбежали на площадь.

Режиссер Чипионе Чинизелли завидовал успеху парижского чемпионата по борьбе. Но он уже заключил сделку с борцом и предпринимателем Чарльзом Дюмоном, который обязался организовать международные соревнования в цирке Чинизелли в начале 1904 года. ПриглашенСемь российских борцов и двадцать три иностранных, из которых Никола Петрова и три французы — чемпионы мира Пол Пона, излучаемую де-ла-Пальтт и … Рауль Ле Буше считали самыми опасными. Рауль Ле Буше.

Иван Максимович был одним из первых людей, которые приехали в Санкт-Петербург. Он тренировался в спортивной компании и думал о каждой предстоящей борьбе, не делясь своими мыслями даже со своим братом Митрофном, который он посетил в казармах Гренадийского полка под Большом Ниццем.

Поддудийский решил не показывать свои навыки, в сражениях больше защищают, не атаковать, сэкономить силу до решающих встреч.

Три тысячи зрителей, которые собрались в цирке Ciniselli каждый день — как в бархатных креслах, так и на «ненумерованной» галерее — были разочарованы в форме воды поддубы, хотя он был побежден каждый раз.

«Я сделал искусственное дыхание (я сознательно вдохнул — Д. Дж.), Показываю, что я не знаю, как бороться. Я был неуклюжий, невероятный, и когда я поставил противника, казалось, что это произошло несчастный случай.

Они сказали на аудитории:

— Огдиш не спортсмен, но медведь. Он нападет на хороший игрок, и это.

— Он неуклюжий, он не может соответствовать французскому.

Однажды Митрофан пришел к нему.

— Что делаешь! Целый Санкт-Петербург смеется.

«Посмотрим, кто будет смеяться», — сказал Иван Макимович. — Это не цирк, брат, только чемпионат. Вы должны иметь голову на шее. Они думают, что я не знаю, как вернуться.

К концу четырех человек Чемпионата, это было без провала — Петров, Понс, Ле Бухет и поддукны.

Союзная встреча и Пьетрова продолжалась сорок минут. Иван Максимович победил. Вот как он упомянул этот бой:

«Здесь я уже показал несколько техник, которые борцы сидят обратили внимание на разговоры друг с другом:

— В начале он был Чойракком, и теперь за короткое время он выучил французские поставки. Посмотри, что он талантливый!

И я стоял на арене, все это улыбается.

Насколько коротко и точно подкатывается в последней фразе, как будто в литературный компонент для гурманов. И это все — с крестьянским хитрым, однородным восторгом над собой.

Три дня остались до конца чемпионата. И два боя. С Raoule Le Bouchet и Paul Pag.

И затем подразделение обнаружила договоренность о заднем дворе между организатором чемпионата Dumont и директором Cynisellim Cynisellim. Дюмон получил 24 тысячи. Рублей на расходы. Из этого пять тысяч были заключены на призы. Во-первых — три тысячи рублей, на второй — 1000, для третьего — 600, для четвертого — 400. Когда оказалось, что подкладка заняла третье место, заговор был рассказан — Dumont, как оказалось, Организовал чемпионат в консультации с французскими бокалами, которые решили не давать русским и булгар. Они убедили Cinianselli ликвидировать небольшие награды и дать победителю чемпионата все пять тысяч рублей: зрители, говорят, пожалуйста. Они уже выбрали победитель — Пол Пона. Рауль Ле Бушете было проинструктировано либо положить поддубический или уставший его, чтобы полы победили без особых трудностей.

Иван Максимович был в ярости. И не только потому, что для профессионального борца, наличный приз был таким же, как доход. Он был возмущен настроением зрителей, который, как он уточнил: «Не узнал нас США, российские борцы, для хороших борцов».

Он решил нарушить это настроение. Но не сразу. Как хороший шахмат, он разработал развитие событий на многих ходах вперед.

Зная силу и ловкость Рауля, он не послужил ему все свои силы и навыки. В течение целых тридцати минут Ивань Максимовичс только смотрел на своего противника, не сделал ни одного захвата. Новая борьба была назначена на следующий день. Декоративный. До победы.

В раздевалке, где собрались все борцы, Рауль был веселым и даже пел. Он был уверен в его силе.

— Мистер Поддук, когда вы приехали в Париж, вы былиочень сильный.А теперь ты совсем не силен, — сказал Рауль по-французски.

«Вуй», — сказал Иван Максимович, грустно покачав головой, и добавил: «Посмотрим завтра.

Оцените статью
PicLike.ru - мир в картинках
Добавить комментарий